КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС – КОМПЛИМЕНТ ИЛИ ПРОКЛЯТИЕ

Уважаемая редакция портала YOU IN PLACE  совершила удивительный поступок, предоставив мне возможность обратится к творческой и околотворческой общественности через свой домен. Не скрою, я польщен доверием, хотя и предупреждал, что моё творческое профессиональное прошлое и почти творческое настоящее совершенно не означают, что из под моего пера выйдет нечто жизнеутверждающее для уважаемых творческих читателей.

Я хоть и “креативщик”, но лукавства не терплю и сам стараюсь не кривить душой, а посему, вот вам моя бочка дёгтя с мааааааленькой ложечкой мёда. Кто не спрятался – я не виноват, а букв будет много, и мы попытаемся разобраться в том, откуда есть пошёл весь современный креативный класс, и так ли уж повезло современным фотографам, дизайнерам, режиссёрам и саунд-дизайнерам.

Creative_son
Отец сообщает сыну, что его решение стать свободным художником было неразумно и уговаривает его повеситься, чтобы не позорить отца и семью.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КРЕАТИВНОГО КЛАССА или ОТ ОСИНЫ НЕ РОДЯТСЯ АПЕЛЬСИНЫ

Не так давно, буквально два века назад, более 80% населения планеты были заняты в производстве еды для себя и соплеменников. При этом, из оставшихся 20% только считанные единицы могли позволить себе не работать руками и быть например “творцами”… В мире Оливера Твиста Вы не могли просто взять и решить стать свободным художником – Вы бы просто сдохли от голода. Более того, Вы бы даже не успели принять такого решения, так как Ваши родители отправили бы Вас в поле или на завод не дожидаясь, пока Вам стукнет 13 лет и Вы перестанете от них зависить психологически, в связи с наступлением половой зрелости. Паразит в семье – явление недопустимое, когда смерть от голода не является чем-то из разряда фантастики.

Но вот, научно-технический прогресс начал уверенной поступью освобождать людей от физического труда, и в наши дни – в развитых странах — для полного обеспечения продовольствием достаточно лишь 3% народонаселения, занятого в аграрном секторе. Если максимально упростить суть технологических изменений, то получается, что отныне фермер подключен к нефтяной трубе/газопроводу/электрической сети (нужное подчеркнуть) и может один, при помощи машин и механизмов, заменить десятки работников. Как следствие, у огромного количества людей отсутствует необходимость добывать себе пропитание, буквально собственными руками, из земли или со дна моря. То же относится и к производству других жизненно-необходимых вещей, вроде одежды, обогрева и жилья. По-хорошему, еще на заре индустриализации у людей стало появляться свободное время, а чуть позже у них появился Карл Маркс.

“Папа, а кто такой Карл Маркс?” — “Это такой экономист.” — “Как тётя Циля?” — “Нет, тётя Циля – старший экономист”

Маркс исписал много бумаги, рассуждая о том, как простой рабочий и незамысловатый крестьянин, слившись в творческом экстазе, начнут осваивать искусства и науки, чтобы куда-то деть освободившееся, в результате научно-технического прогресса, время. По мнению Маркса, научно-технический прогресс просто обязан был одарить нашу цивилизацию неслыханным количеством настоящих подлинных творцов.

В своем монументальном труде Das Kapital видный экономист и мыслитель довольно точно описал современное ему положение вещей в экономике, раскрыл основные слабые и сильные стороны капитализма, и вполне здраво уловил тенденции, которые наметились на заре индустриализации и повсеместной автоматизации производства. Но вот в своих проекциях на будущее он ошибся – никаких “лишних” творцов среди нас так и не появилось.

Крестьяне и рабочие, узнав о том, что отныне их рабочая неделя длится лишь 40 часов (вместо 72-х, например), и что им положен отпуск, не выстроились в очередь в библиотеку и не предприняли никаких шагов к самосовершенствованию. Вместо этого, они сделали вполне очевидный для своей примитивной породы вывод, который так и не пришел в голову Марксу (он, в конце-концов, был представителем интеллигенции и опрометчиво мерял рабочих по себе): “Если я стал работать меньше, чем предки, а условия моей жизни стали лучше, чем у них, то лишь потому, что Я ЛУЧШЕ их”. Пролетариям не пришло в голову, что они не стали умнее или находчивей своих предшественников, а предоставленные им блага они восприняли, как должное: “разве может быть иначе у такого красавца и умницы, как я?”

Если оглянуться по сторонам, то многим может показаться, что всё сбылось по Марксу. Миллионы людей получили в своё распоряжение уйму времени для самореализации — научно-технический прогресс подарил им рабочие места клерков в уютных офисах с ненапряжным, по меркам их дедушек, графиком работы. Огромное количество людей имеют возможность не работать даже клерками, так как их родители зарабатывают достаточно, чтобы кормить их до сорока лет (крайне редкое явление 200 лет назад). Многие могут без труда объявить себя свободными художниками, не рискуя сдохнуть с голоду или получить привентивных люлей от предков, а заметная часть вчерашних пролетариев выбрала для себя в качестве времяпрепровождения именно ”творческие” занятия. А почему нет?

Научно-технический прогресс дал им в руки видеокамеры, фотоаппараты и компьютеры. Создатели камер и фотошопов, в погоне за прибылью, внушили им благую мысль, что каждый человек должен самореализоваться через творчество. Со всех каналов им показывают туфту про разных самородков, которые, не приложив никаких видимых усилий к своему образованию, самовыразились на миллион долларов – вот где стимул примкнуть к когорте избранных и стать творцом.

Но эта благостная картина быстро разрушается, если мы вспомним тот самый ошибочный вывод подавляющей массы народа: “Я могу не работать в поле как предки, потому что Я ЛУЧШЕ их”.

Этот очень распространенный вывод автоматически лишает практически всех наших креативных современников права называться творцами, не взирая на надписи на их визитных карточках, и по очень простой причине: настоящее творчество подразумевает
А) образование (зачем, если я и так ЛУЧШЕ?)
Б) постоянный поиск (чего искать-то?)
В) постоянную неудовлетворенность собой (с какой стати?).

Конечно есть примеры выдающихся художников, которые отродясь не учились, но тут срабатывает уже другой принцип, который очень точно был описан Михаилом Афанасьевичем Булгаковым (могу ошибаться, но по-моему именно им) и описывается он следующим мысленным экспериментом:

Собираем 100 художников и задаём им простой вопрос: “Сколько Вы хотите получить денег, чтобы прекратить писать картины?”. Ответы будут разные: кому-то будет достаточно и ста тысяч долларов, кто-то запросит миллион, а кто и сотню миллионов, но среди них обязательно отыщется один человек, который виновато улыбнётся, и скажет, что он польщен Вашим предложением, но он не может прекратить писать картины, потому что он просто без этого умрёт (действительно, как Вы можете оценить деньгами свою способность дышать?).

А теперь, положа руку на сердце, скажите, много ли Вы знаете фотографов или саунд-дизайнеров, которые ответят так же? Во всяком случае, человек, воспринимающий свою относительно благополучную жизнь, как награду за его мнимую исключительность такого ответа Вам точно не даст. А таких, к сожалению, подавляющее большинство.

Собственно, именно тот редкий человек, отклонивший предложение о деньгах, и может называться творцом в исконном смысле этого слова, остальные – всего-лишь ремесленники, пытающиеся заработать денежку относительно непыльным трудом.

Творцы (Художники с большой буквы) – это штучный товар и я смею утверждать, что их концентрация на душу населения со времен ренессанса не увеличилась ни на йоту. Максимум, на что могут претендовать наши творческие современники, которым вдруг почудилось, что они могут прославиться на ниве искусств – так это на почетный титул ремесленников от искусства, но и здесь не всё так гладко.

(продолжение следует)

Автор статьи: Юрий Кириллович

Поделиться